Новости

Главная > Местное самоуправление > Интервью с генерал-майором, начальником медицинской службы войск ПВО

Интервью с генерал-майором, начальником медицинской службы войск ПВО

24/02/2015

23 февраля в России отмечался День защитника Отечества. Этот праздник в разное время носил разные имена, но суть его всегда оставалась неизменной. Это день всех тех, кто ставит любовь к своему Отечеству превыше всего, тех, кто считает, что защита Родины — святая и почётная обязанность каждого честного человека, патриота своей страны. И где бы ни было место человека — если он любит своё Отечество, если он искренне выполняет свой долг, помогая своей отчизне, то он — Защитник своего Отечества.
С одним из таких людей мне посчастливилось познакомиться и побеседовать. Наш разговор стал основой для небольшого интервью, подробностями которого хотелось бы поделиться с уважаемыми читателями, в особенности с теми, кто проживает в районе Орехово Южное. Ведь речь идет об их соседе, заслуженном ветеране, военном медике. Мой собеседник — Генрих Маркович Хоровец, генерал-майор, начальник медицинской службы войск ПВО.

Генрих Маркович, расскажите немного о себе. Где Вы родились, выросли?
Родился я в городе Минске. Всё своё детство и юность провёл в Белоруссии.Там встретил войну. Детство провёл в оккупации. После освобождения Белоруссии окончил среднюю школу и поступил в Смоленский медицинский институт. После окончания 4-го курса меня призвали в армию, присвоили офицерское звание и зачислили слушателем военно-медицинского факультета при Саратовском медицинском институте, который я с отличием закончил в 1958 году.

Помните войну?
Конечно. В июне 41-го мне было 10 лет. Принадлежу к тому поколению, которое называют «дети войны». Война для меня началась с объявления по громкоговорителю, как и для миллионов советских людей. Потом буквально три недели и пришли немцы. Помню как шла техника через посёлок, в котором мы тогда жили. Танки, машины, мотоциклетки… Воспоминания о войне — самые тяжёлые для детского восприятия, особенно, если пришлось, как мне и многим моим сверстникам, жить на оккупированной территории. Непроходящее чувство голода — вот наиболее стойкое воспоминание о войне. Была одна мечта — поесть вдоволь картошки и хлеба.

А День Победы помните?
Очень ярко помню! У меня мама работала тогда редактором районной газеты и я её сопровождал в редакционной поездке в одну из деревень. И помню по радио передают — Победа! Видел настоящее ликование людей, повсеместно.

Вернёмся в 58-й…
По окончании ВУЗа получил диплом врача, специальность у меня была «Авиационная и космическая медицина». Был назначен врачом отдельной военно-испытательной эскадрильи, отвечал за медицинское обслуживание лётчиков-испытателей.

А были ли какие-нибудь интересные случаи в Вашей медицинской практике?
Пожалуй. В то время в рядах вооружённых сил было много лётчиков — участников войны. Одним из них был Герой Советского союза подполковник Кравченко, интереснейший человек. Он меня, лейтенанта, взял под свою опеку и я был зачастую рядом с ним. Тогда испытывались новые лётные системы, в частности, с применением автопилота и это было связано с высокими перегрузками. Молодые лётчики нередко старались, что называется, увильнуть от подобных заданий. Кравченко же подавал им личный пример, несмотря на то, что я как врач старался уберегать его от чрезмерных нагрузок. Порою во время испытаний самолёт трясло так, что он возвращался на аэродром с деформированным корпусом. Но этот смелый человек раз за разом доказывал молодым лётчикам необходимость подобной работы, пренебрегая собственным здоровьем. Изумительный был человек, подполковник Кравченко.

Вот ещё один случай. Работая уже непосредственно в воинских частях,столкнулся с ситуацией. В одном авиационном полку служил лётчик, капитан авиации. Так вот, летая ночью, он нередко не выполнял боевое задание, в рамках тренировочных полётов. И всякий раз при этом ссылался на неисправность то приборов самолёта, то системы его вооружения… При этом показания контрольных приборов опровергали его слова. У меня возникли сомнения в его способности выполнять ночные полёты и тот объём работы, который на него, как на боевого лётчика, возлагался. Я внимательно изучил эту ситуацию, побеседовал с его женой, на предмет того, как он готовится к ночным полётам. Выяснилось, что перед этим он никогда не спит, нервничает. Я вызвал его и сказал : » Геннадий, у меня возникло ощущение, что тебе не хватает смелости производить перехват в ночных условиях. Между тем, я знаю, лётчик ты блестящий. Давай сделаем так: я не буду дополнительно поднимать эту тему, а тебе советую подумать, с твоим-то опытом и квалификацией, об инструкторской работе в лётном училище. Думается, что это может служить выходом.» И что вы думаете? Человек этот внял моему совету и долгие годы после этого успешно выполнял работу на новом поприще. Таким образом, чисто врачебный анализ профессиональной работы лётчика позволили мне решить, к обоюдной пользе эту проблему.

Продолжение интервью читайте в нашей газете завтра.

Выбор редактора